Фабрис Фассио. Мыслители западнизма

К моменту прибытия в Германию в 1978 г. за плечами Александра Зиновьева были годы работы в области логики и научной методологии в ее приложении к социальным системам (моделям). Его опыт жизни в советском мире, так же как и его личные исследования позволяют ему опубликовать множество произведений, посвященных его стране и коммунистической (социалистической) системе. По мнению русского социолога, коммунизм сначала получил развитие в сталинский период в России, а затем был внедрен в других странах мира, в частности в Китае. Эта социальная модель серьезнейшим образом отличается от ее соперника, родившегося в Северной Америке и в Западной Европе примерно 200-250 лет назад. В силу различных причин, раскрываемых Александром Зиновьевым в работе «Западнизм, или Триумф идеологии», автор предпочитает традиционному названию «капитализм» такие термины, как «западнизм» и «западничество».


Конечно, русский логик – не первый мыслитель, попытавшийся понять природу социальной системы, действующей в настоящее время в западных странах. В 1835 г. Алексис де Токвиль, вернувшись из путешествия по Соединенным Штатам, опубликовал первый том произведения, остающегося актуальным и поныне, – «Демократия в Америке». В этой книге французский социолог поделился своими размышлениями об американском обществе, родившемся несколькими десятилетиями ранее и развивавшемся на его глазах. Двадцатью годами позже французский мыслитель создаст другой труд – «Старый режим и революция». Эта книга является уже не историческим, а весьма глубоким социологическим исследованием. К тому же, весьма интересно читать эту работу вместе с первыми главами книги русского мыслителя, посвященными истории западнизма. Когда Алексис де Токвиль писал свои труды, он понимал, что западнистская система, называемая социологом «демократическим обществом», постепенно укореняется и во Франции, где она вскоре окончательно вытеснит умирающий феодализм. Революция 1789 г. только ускорила неизбежный процесс. В начале XIX века французский мыслитель не только понял, что будущее Франции принадлежит западнизму, он также предчувствовал то, какую фундаментальную роль сыграют Соединенные Штаты в будущем всего мира.

Через 150 лет после публикации произведений французского социолога Александр Зиновьев начинает работать своей книгой, и к этому времени западнизм – это уже не зародыш, он давно прочно укоренился во многих странах мира; кроме того, он только что одержал важную победу над своим соперником – европейским коммунизмом. Именно эту торжествующую систему и описывает русский мыслитель, не претендуя на осуществление исчерпывающего исследования. Я же, в свою очередь, хотел бы предложить читателю краткую сводку анализа, выполненного философом, дабы продемонстрировать радикально новаторские качества зиновьевской теории западнизма.

Три столпа западнизма

Западнистская модель – это совокупность черт или качеств, общих западным странам; эти качестве в большей своей части были порождены одними и теми же внутренними законами, что объясняет сходства между образами жизни, встречающимися в столь отдаленных друг от друга в географическом отношении странах, как Франция, Австралия или Канада. В своем произведении, посвященном западнистской системе, русский философ утверждает, что эта модель стоит на трех столпах – экономическом, коммунальном и человеческом факторах.

Экономический фактор основывается одновременно на правилах, руководящих профессиональной деятельностью, и на правилах, относящихся к инвестированию и к способности извлечения прибылей. Западный мир, глубочайшим образом связанный с частным предпринимательством, является, следовательно, миром со строгой трудовой дисциплиной, в котором предприятия обязаны быть рентабельными, если они вообще хотят продолжить свое существование. Западный тип производства и распределения благ и услуг является совершенно особым феноменом, отличающимся от существующего в социалистической системе. В последней трудящиеся, выполняющие определенную деятельность, в целом зарабатывают меньше, чем западные работники на аналогичных должностях, однако работают они явно меньше, для выполнения той же задачи здесь требуется больше работников, кроме того, их занятость гарантирована; что касается предприятий, их выживание не зависит от их способности порождать деньги.

Коммунальный фактор – это феномен, общий совокупности обществ, насчитывающих тысячи или миллионы человек. Разделение на руководителей и подчиненных, иерархия руководителей, формирование слоев и каст, создание идеологии и государственного аппарата как органа, ответственного за управление многими аспектами общественной жизни, – все это коммунальные феномены. Без них общество не может существовать в качестве целостности, способной на длительную жизнь. Поэтому государство является феноменом, общим для всех человеческих образований, достигших определенной стадии развития, однако оно приобретает различные формы в зависимости от природы общественного организма, которым оно призвано руководить. Западную форму государства традиционно называют «парламентской демократией». Человеческие образования, не относящиеся к западному миру, создали формы власти, отличные от парламентской демократии.

Человеческий фактор проявляется в коллективных действиях членов определенного общества. Образование, культура, идеология, религия и власть помимо остальных своих функций нацелены на то, чтобы контролировать воспроизводство человеческого материала, необходимого для выживания данного общественного образования. Индивидуализм, предприимчивость, вкус к кропотливой работе, бережливость или способность к самоорганизации – лишь некоторые из психологических качеств, получивших развитие в западных странах. Знаменитая «протестантская этика труда» сыграла, например, важную роль в формировании человеческого материала в Соединенных Штатах. В других частях мира народы развили другие качества, необходимые для выживания общественного организма, которому они принадлежат. Западнизм – это модель, которая родилась и созрела на западе Европы и на других континентах, заселенных европейскими колонистами. Затем она получила распространение на многих других территориях планеты, подвергая западному влиянию иные народы, которые подчас яростно ему сопротивлялись. В XIX веке создание колониальных империй европейскими державами было проявлением этого распространения. Сегодня же оно приобретает другие, отличные от прошлых, формы, но все равно продолжается, например в России.

Вопрос о будущем

В последних главах своей работы Александр Зиновьев обращается к фундаментальному вопросу о будущем и его предсказании. Это дает нам пример использования методологических принципов, созданных русским логиком, когда он работал в Москве. В социологии предсказание возможно только на основе анализа настоящего. Когда исследователь анализирует данное общество, он обнаруживает тенденции (законы), которые действуют в настоящем и продолжат свое действие в будущем, если ничто не помешает этому действию. На основе этих законов исследователь конструирует модель «возможного будущего». Как отмечает русский философ в конце своего произведения, будущее не вписано в настоящее в форме некоей судьбы.

Прежде чем завершить свое исследование, посвященное западнизму, Александр Зиновьев приводит несколько внутренних законов, которые будут определять лицо будущего, если никакое явление не воспрепятствует их действию. Я хотел бы несколько задержаться на двух из этих законов.

Во-первых, философ отмечает, что структура западного населения претерпевает серьезное изменение. Доля лиц, занятых в производстве благ и услуг уменьшается, тогда как растет число индивидуумов, осуществляющих ту или иную деятельность в сфере управления или администрирования страны, так же как в сфере идеологии и средств информации. Во-вторых, философ отмечает, что сфера средств информации и идеологии усиливает свою власть над западным населением. Этот момент приобретает огромную значимость. После Второй мировой войны средства коммуникации и информации – пресса, книгоиздание, радио, телевидение – претерпели трансформацию. Новые технические изобретения, усилившиеся связи между различными типами средств информации и рост числа занятых в этом секторе вызвали «качественный скачок». Иначе говоря, средства информации стали существенной сферой общества, а также привилегированным средством распространения идеологических тем среди широкой публики. Идеология состоит из совокупности суждений и понятий, предназначенных для моделирования сознания общественного индивидуума. Процитируем в произвольном порядке несколько идеологических тем, распространяемых средствами информации в Западной Европе в течение последних десятилетий: «молодежная культура», то есть чрезмерное превознесение молодежи; защита гомосексуальности; заслуги демократии; экология и окружающая среда; стандартизированный образ страны, сопротивляющейся западному влиянию. Идеология определяет табу, которые следует уважать: например, запрет на упоминание вопросов, связанных с массовой иммиграцией в Европу. Она также фабрикует «культы личности», часто выдавая за исключительных фигур весьма посредственных индивидов – звезд спорта, политики или шоу-бизнеса. Одна из идеологических тем занимает ныне особое место – видение западного образа жизни в целом и американского в частности. Книги, публикуемые огромными тиражами, крупнобюджетные фильмы или телепередачи, производимые в США или создаваемые по американским лекалам, так или иначе задают картинку, положительно оценивающую американский стиль жизни. Идеология и культура являются частью того, что американские политологи называют «мягкой властью» (soft power). Последняя весьма эффективна в начале нашего XXI века, в буквальном смысле слова она душит культурные формы, происходящие из других стран.

Два закона, сформулированные в начале этой главы, упрочили свое действие уже во второй половине прошлого столетия. Поэтому разумно полагать, что в будущем это движение еще больше усилится и что мы будем иметь дело со все более явной идеологической обработкой западного населения. «Единое мышление», предназначенное для удержания масс в определенных рамках и для создания стандартизированного общественного сознания, следовательно, находится на пороге своего расцвета. Во времена холодной войны Александр Зиновьев написал мне письмо, в котором утверждал, что было бы интересно изучить Запад, начав с анализа его идеологии. Философ понял, насколько колоссальна обработка западных масс; также он знал, что западная идеология оказывает разлагающее воздействие на высшие слои его родной страны. «Мягкая власть» оказалась мощным оружием в борьбе против Советского Союза. Последний рухнул, хотя американцы и не использовали свои вооруженные силы, то есть «жесткую власть». Таким образом удалось избежать кровопролитного конфликта. Соединенные Штаты, оставшись на планетарной сцене – по крайней мере на некоторое время – без соперника, стали хозяевами мира – через 150 лет после путешествия Алексиса де Токвиля, первого мыслителя западнизма.

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2017
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.