Филип Хэнсон. Взлеты, падения и всемирный экономический кризис

Капитализм в безвыходном положении! – заявляет не какая-нибудь газета, а The Economist. Вовсю идёт национализация банков – и не где-нибудь, а в Великобритании и в США. Что бы сказал обо всём этом Александр Зиновьев? С момента заката коммунизма в России (истинного ли, мнимого ли – сказать сложно) не успело смениться и поколения. Неужели именно сейчас Запад готовится к принятию некоего варианта коммунистического строя? 
Такое развитие событий поставило бы все наши представления о реальности с ног на голову – и, стало быть, Зиновьева бы оно вряд ли удивило. Но можно ли составить представление о том, что, по его мнению, должно было случиться с капитализмом в будущем, по информации, содержащейся в его работах? В те времена, когда он занимался наглядным препарированием Ибанска в таких книгах, как «Зияющие высоты» и «Коммунизм как раальность», ставших причиной радикальных перемен в мировоззрении многих из нас, Александр Александрович был довольно немногословен в том, что касалось другого строя – капиталистического. Тем не менее, он сказал две поразительные вещи о том типе социального устройства, который он противопоставлял коммунизму – о цивилизации. Первая: «Цивилизация имела место по недосмотру властей». Вторая: «Цивилизация похожа на полёт; коммунизм же скорее сродни падению». Он никогда не обозначал географических либо хронологических границ цивилизации, но создавалось такое впечатление, что он не отождествлял её исключительно с древними Афинами – или, скажем, Эдинбургом в восемнадцатом веке, или даже североевропейскими странами в наши дни. Он просто давал понять, что цивилизация существует – или, по крайней мере, существовала когда-то, и что она никогда не имела ничего общего с Ибанском. Давайте ненадолго предположим, что подразумеваемый им под понятием «цивилизация» тип социального устройства более или менее сходен с западной моделью развитого капитализма.

Если наше предположение окажется верным, то получится, что зиновьевские рассуждения о естественности падения и о постоянном напряжении всех сил, требуемом для полёта, перекликаются с книгой лауреата Нобелевской премии по экономике Джеймса Бьюкенена (James Buchanan), озаглавленной «Страх перед свободой: зависимость как объект вожделения» (‘Afraid To Be Free: Dependency As Desideratum,’ издательство центра Public Choice, том. 124, №. 2 [2005 г.]), «Лишь находясь под защитой механизмов общественного контроля, воплощаемых в институтах государственной власти, индивид в состоянии уходить или увиливать от личной ответственности, и даже совершенно отрицать наличие таковой», – говорит Бьюкенен. Иначе говоря, стремление к уходу от личной ответственности и предоставлению государственным институтам права принимать судьбоносные решение является настолько же естественным для человека, насколько для него естественно падение – и насколько неестественен полёт. Таких же взглядов придерживаются сторонники широких гражданских прав и свободного рынка, которые обычно упрекают своих сограждан в том, насколько легко последние соблазняются приманкой «социального обеспечения» и «перераспределения ресурсов», каковые неизбежно предполагают государственный контроль. Зиновьев сформулировал это в своей обычной манере, то есть, в несколько раз более ёмко и запоминаемо чем кто бы то ни было ещё.

Всемирный финансовый кризис, начавшийся в 2007-м году, вызвал всеобщую панику и попытки спрятаться за широкой спиной государства – как в США и Европе, так и в России. Для всех, кто искренне верил в свободу рынка, третье октября 2008 года стало траурной датой. В этот день нижняя палата конгресса США проголосовала со второй попытки за принятие пакета спасательных мер объёмом в 700 миллиардов долларов, разработанного Генри Полсоном. Правительство поспешило на помощь финансовым структурам и капитализм на самом деле оказался в безвыходном положении – по крайней мере, с точки зрения борцов за широту гражданских прав.

Но если мы сворачиваем в сторону от свободного рынка, то куда же мы направляемся? Уж не в то ли «светлое будущее», которое так обстоятельно высмеял Зиновьев? Думается, что Запад этим путём всё-таки не пойдёт; что же до России, то здесь такого варианта развития событий исключать не стоит.

Невозможно отрицать того, что традиционный образ мышления, сложившийся на Западе, претерпевает значительные изменения. За последние30 лет самым модным лозунгом политической элиты стал “.com – хорошо, .gov – плохо” (речь идёт о предпочтении свободы предпринимательства политике государственного контроля). За это время правящая элита России осуществила переход из одного строя в другой (сменив, так сказать, домен «.gov» на «.com»), так ни разу и не соблазнившись очарованием этой мании. У неё, в конце концов, есть своя мания, а именно – мания имперского величия, то есть «.ru – хорошо, .любой другой домен – дайте срок, мы до вас ещё доберёмся».

В капиталистических странах старой формации мода на экономические доктрины меняется от государства к государству и от поколения к поколению. За последнее время Великобритания, США и Ирландия стали куда ближе к свободному рынку, чем Скандинавия, Франция или Германия сейчас, или по сравнению с самими собой в период между тридцатыми и семидесятыми годами двадцатого века.

В 2000-м году Рональд Дор опубликовал довольно содержательную книгу, которая имеет все шансы оказаться пророческой – «Биржевой капитализм и капитализм «всеобщего благосостояния»: Япония и Германия против англосаксов» (Stock Market Capitalism: Welfare Capitalism. Japan and Germany versus the Anglo-Saxons). В ней он привёл огромное количество сведений, свидельствующих о том, что «капитализм всеобщего благосостояния» (более регулируемый и склонный к интервенционизму) находится на пути к поражению. Япония и Германия начинают всё сильнее походить на англосаксов. Экономическая динамика этих стран всё в большей степени зависит от состояния рынка ценных бумаг, а не от деятельности государственных служащих и регулирующих органов. Дор пришёл к заключению, что, в конечном итоге, весь мир пойдёт этим путём –если тому не помешает какой-нибудь серьёзный кризис, который заставит всю англосаксонскую финансовую систему, опирающуюся на свободу торговли и рынки ценных бумаг, выглядеть, как форменное надувательство.

И грянул кризис. Не сказать, чтобы он походил на грёзы пламенных марксистов или кошмары убеждённых сторонников широких гражданских свобод – иными словами, не стоит воспринимать его, как тот самый последний и решительный кризис капитализма (или «то самое последнее бесславное бегство от свободы и ответственности», в зависимости от того, в какую из этих моделей верить). Как мы предполагаем, вместо этого нас ждёт крах рынков ценных бумаг и политика более интенсивного вмешательства в финансовые структуры со стороны институтов государственной власти; маятник вновь качнётся в сторону старого доброго государственного капитализма, который был последним писком экономической моды в эпоху президентов Эйзенхауэра, Кеннеди и Джонсона. Мы не будем ни летать, ни падать. Вместо этого мы вернёмся к нашему естественному способу передвижения – ковылянию наощупь.

Под словом «мы» подразумеваются капиталистические страны старой формации, а также те бывшие соцстраны, которые попали в капиталистический невод и оказались в итоге членами Евросоюза. А как насчёт России и прочих стран СНГ?

Здесь всё куда менее предсказуемо. Всё, что мы можем предложить – это взгляд со стороны, не больше. Итак, мы предполагаем, что режим Путина окажется в состоянии – нет, не взлететь, но по-особенному проковылять наощупь так, что сторонний наблюдатель может принять это за попытку вернуться к коммунизму.

В настоящий момент вожди Партии Власти осуществляют контроль над оборотом капитала несколькими способами: являясь непосредственными собственниками таких компаний, как Газпром, Роснефть и Сбербанк, прибегая к посредничеству своих союзников в среде олигархов, таких, как Дерипаска или Абрамович, или используя секретные счета в дружественных офшорах. Результатом мирового финансового кризиса может стать запрос на увеличение маржи, адресованный находящимся по уши в кредите олигархам, который, в свою очередь, может привести к тому, что они передадут фонды наименее заслуживающим этого кандидатам – таким, как западные банки. Помимо этого (или в дополнение к тому), всемирный финансовый кризис способен поднимать бури, ввергающие места вроде Британских Виргинских островов в полнейший хаос. Возможным выходом из сложившейся ситуации представляется очередное сосредоточение внимания на практике непосредственного государственного владения собственностью.

Но даже в этом случае сомнительно, что обратная дорога в Ибанск на самом деле существует. В 1981 году Александр Александрович продемонстрировал, что о возвращении к сталинским временам не может быть и речи. Сталинизм, конечно, «нашей юности полёт», но ведь нам уже исполнилось немало лет. Точно так же не может быть и речи о возврате к брежневской эпохе – то есть, системе, где у главного бонзы имеется «Кадиллак» и «Роллс-Ройс», и он ощущает себя повелителем вселенной. В любом из возможных будущих «Ибансков-2» главному Ибану будет хотеться владеть как минимум дюжинойдругой нефтяных скважин и несколькими алюминиевыми комбинатами. Вот уж воистину, Зиновьеву нашлось бы, над чем тут посмеяться.

Октябрь, 2008 г.

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2017
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.