Праздничные будни

В предыдущем репортаже я обещал рассказать об одной черте псизма, проявившейся в праздновании Дня Возрождения. Эта черта заключается в том, что в Ибанске каждый день превратился в праздник. Сначала преобладали праздники светские, нерелигиозные. До переворота, о котором я говорил в прошлом репортаже, ибанцы почти поголовно были воинствующими атеистами. После переворота они сразу же и также почти поголовно превратились в ревностных верующих. И число религиозных праздников стало неуклонно расти. Теперь их не меньше половины. В число светских праздников включаются юбилеи выдающихся событий прошлой истории Ибанска (например, рассмотренный выше День Возрождения, юбилеи освобождения от иностранных захватчиков), дни представителей различных категорий ибанцев (например, врачей, учителей, судей, охранников, инкассаторов, женщин, детей, ветеранов, инвалидов, дипломатов и др.) и дни прочих явлений (например, нового года, защиты животных, наступления весны).
Поскольку число дней в году ограничено, а число праздников возрастает, возникла проблема: что делать, когда число дней будет исчерпано? Появилась идея – увеличить число дней в году. Но ее отвергли ученые. Тогда сам Презибан выдвинул предложение – делить дни на части и каждой части присваивать особый праздник. Например – Утро Врачей, Обед Железнодорожников, Вечер Жертв социзма. Сейчас идет его широкое народное обсуждение. Некоторые энтузиасты предлагают делить сутки на часы и даже на минуты. Математики подсчитали, что тогда рост числа праздников может продолжаться до конца века.

Другой аспект прогресса праздничности жизни Ибанска – превращение самой будничной работы в праздники. Еще в годы расцвета социзма, когда даже самые заклятые его враги не смели подумать о его конце, один ибанский поэт предсказывал:

Восторжествует вечный мир.
Исчезнет матерьяльная забота.
И каждый день всем будет, словно пир.
И станет праздной каждая работа.

Поэт, как и все прочие ибанцы, думал, что эта мечта человечества осуществится только при полном социзме. Ибанцы не дожили до этого дня. Однако предсказание поэта стало сбываться и при псизме, причем – даже быстрее и лучше. Без всяких титанических трудовых усилий и без героических подвигов, на которые рассчитывали в годы социзма. Именно отказ от этих усилий и подвигов стал основой осуществления мечты. Стоило ибанцам прекратить трудиться в поте лица и закрывать своими телами вражеские амбразуры, как лозунг полного социзма начал осуществляться сам собой. И что особенно поразительно – осуществляться не на основе достижения высочайшего уровня нравственности и интеллекта рядовых ибанцев, на которые также расчитывали в годы социзма, а как раз наоборот: опыт псизма показал, что высокий уровень морали и ума тут не только не требуется, но даже противопоказан. Начавшаяся в Ибанске после переворота моральная и интеллектуальная деградация населения стала наиболее благоприятной почвой для замены трудовых будней на непрерывные праздники, а утомительной и скучной работы – на виды деятельности, раньше считавшиеся праздным времяпровождением.

О том, что трудовая деятельность ибанцев в основном уже превратилась в праздную работу, свидетельствуют такие статистические данные. В годы до переворота более 80% работоспособного населения было занято социально полезным трудом, причем – более 50% из них были заняты в производстве материальных ценностей (машин, технических сооружений, дорог, жилищ, питания, одежды). Менее 20% вело паразитарный образ жизни, было занято в сфере преступности, в религиозных культах и т.п. После переворота положение изменилось на противоположное. Менее 20% трудоспособного населения Ибанска теперь является таким, какое раньше считалось социально полезным, и далеко не все они заняты производительным трудом. Более 80% трудоспособного населения стало заниматься деятельностью непроизводительной. Это – владельцы частных богатств (имуществ и капиталов), чиновники (число их после переворота удвоилось), охранники частников (число их превышает численность государственной армии Ибанска), участники шоу-бизнеса (число их после переворота увеличилось в сотни раз), служители культа (число их выросло почти в тысячу раз), члены криминальных групп (подсчету не поддаются). Одним словом, ибанцы, для которых жизнедеятельность есть удовольствие, развлечение, приключение и вообще “прожигание жизни”, как говорили раньше, а также деятельность с целью достижения такого состояния, – стали основной частью населения с точки зрения их социальной значимости в обществе. Ибанск превратился в общество с мизерной субстанциальной основой и гигантской свиптальной “надстройкой”. Наконец, третий аспект праздничности бытия – прогресс потребления. Тот же поэт писал в годы социзма:

Верили мы, очень скоро случится
То, о чем нам велели мечтать:
По способностям станем трудиться,
По потребностям – получать.

С крахом социзма первую часть мечты осуществили, как сказано выше. Вторую часть тоже сохранили и даже сделали главной. Еще в годы социзма ибанцы шутили: доживем до полного социзма, тогда покажем свои способности насчет потребностей! И показали, но уже в годы псизма. Сначала ибанцы хотели осуществить лозунг “Каждому – по потребности” путем постепенного превращения всех ибанцев в сверхбогатых бизнесменов. Но ученые высчитали опять-таки на компьютерах, что на это потребуется миллион лет. Тогда ибанцы пошли другим, более доступным и быстрым путем: путем сокращения потребностей большинства ибанцев ниже нищенского уровня и сокращения числа живых ибанцев. Оба процесса идут весьма успешно. Лозунг “По потребности” принял форму: “Каждому живому ибанцу – по его потребностям!”.

В результате процент ибанцев, для которых этот лозунг становится реальностью, стремительно растет. Еще немного, и Ибанск вступит в стадию полного псизма, превосходящего стадию полного социзма. В идеале в Ибанске останутся одни миллиардеры, ведущие праздный образ жизни.

Ибанск, 17 ноября 2005 г.
Александр Зиновьев

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2016
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.