Александр Зиновьев. Почти выдуманный конфликт

Имеет ли смысл говорить о войнах цивилизаций

Александр ЗИНОВЬЕВ – один из редких российских философов с мировой славой – считает, что мода на рассуждения о цивилизационных конфликтах является результатом целенаправленных манипуляций. Военное вмешательство некоторых западных стран на Ближнем Востоке, волнения в Париже, скандал вокруг карикатур, война в Чечне, наконец, – весь этот ряд конфликтных событий как отечественные, так и зарубежные аналитики и журналисты стремятся интерпретировать с точки зрения доктрины «столкновения цивилизаций». Вместе с тем, уверен Зиновьев, термин «цивилизация» сегодня утратил «строгий социологический смысл».

Мыслители и политики много говорят о цивилизационных войнах. Но что это такое – цивилизационная война, вразумительный ответ на этот вопрос вы вряд ли найдете. Не найдете и достаточно точного определения понятия «цивилизация». Словесного мусора – сколько угодно, но определения этого понятия в соответствии с критериями логики и методологии науки вы в этом мусоре не найдете. Более того, мыслители и политики прилагают усилия к тому, чтобы лишить смысла даже малейшие намеки на ясность в понимании этой довольно несложной проблемы. Ясность понимания тут исключена заданностью самой установки на замутнение интеллектуальной атмосферы человечества.

В этой краткой заметке я хочу предложить вниманию читателя самые простые и исходные соображения относительно уточнения (экспликации) самого понятия «цивилизация», без которого всякие разговоры на эту тему лишены смысла.

Я различаю три уровня социальной эволюции человеческих объединений: предобщества, общества и сверхобщества. Цивилизации возникают лишь на уровне обществ. Они образуются из обществ, но сами обществами не являются. Это – объединения обществ, но не любые, а лишь особого рода. Они обладают следующими признаками. Между входящими в цивилизацию обществами имеют место различного рода контакты, взаимодействия, связи. Какая-то часть из них живет совместной исторической жизнью. Эта часть меняется: одни объединения исчезают, другие появляются, между какими-то обрываются связи и т.п. Но во все периоды имеет место какая-то совместность и преемственность, непрерывность существования каких-то ее компонентов. Взаимоотношения частей в этой совместности разнообразны: союзы, слияния, разделения, войны, покорение одних другими, поглощение, разрушение, – короче говоря, все то, что образует их конкретную историю. В результате совместной жизни они оказывают влияние друг на друга, одни что-то заимствуют у других или навязывают им что-то свое. Таким путем они совместными усилиями создают нечто общее, что в тех или иных формах и размерах развивается у них по отдельности, делает их сходными в этих отношениях, социально родственными. Эти сходные черты – именно результат совместной жизни, они не могли у них появиться, если бы они жили изолированно друг от друга. Эти сходные черты охватывают все основные аспекты объединений – власть, хозяйство, идеологию, культуру.

Подчеркиваю, цивилизация не есть организация. Это – особая форма совместной жизни множества обществ в течение многих веков. Величайшей в истории человечества является западноевропейская цивилизация. Она достигла расцвета в XIX–XX вв. Вершиной ее развития явилось возникновение «национальных государств» Западной Европы (Англия, Франция, Италия, Германия и др.), а также в бывших колониях западных стран (США, Канада, Австралия).

Цивилизация не вечна. Но конец цивилизации не обязательно есть прекращение жизни тех обществ, из которых она построена. Это могут быть изменения в эволюции человеческих объединений, в результате которых возникают новые объединения, отличные по социальному типу от цивилизации. Именно такой процесс начался во второй половине ХХ в. в западном мире. Началась интеграция стран западного мира в объединения более высокого социального уровня – в сверхобщества. Западная цивилизация стала поглощаться западнистским сверхобществом. Этот процесс ускорился с крахом советского коммунизма и стал доминирующей тенденцией эволюции западного мира.

В соответствии с принятым мною определением цивилизации, никакой особой русской цивилизации не было. Россия до революции 1917 г. была империей, т.е. государственно организованным в единое целое обществом. А после революции Советский Союз стал сверхобществом – первым в истории человечества сверхобществом коммунистического типа. После антикоммунистического переворота в 1991–1993 гг. Россия перестала быть сверхобществом. После распада Советского Союза на его месте возникло несколько обществ. Но пока еще трудно сказать, сложится при этом социальное явление типа цивилизации или нет. Для цивилизации нужно совместное существование некоторого множества суверенных обществ в течение длительного времени, скорее всего – в течение ряда веков. Я сомневаюсь в том, что в современных условиях такое явление возможно. Скорее всего, эпоха социальных явлений типа цивилизаций ушла в прошлое.

Каковы перспективы западных стран с точки зрения судьбы западной цивилизации? Соединенные Штаты уже явно нельзя считать особой цивилизацией, поскольку они образуют государственно организованное общество, эволюционирующее в направлении к сверхобществу. Западноевропейские страны утратили некоторые черты цивилизации и приобрели целый ряд черт, сближающих их с объединением государственно организованного общества и даже сверхобщества. Одним словом, применение понятия «цивилизация» практически утратило социологически строгий смысл.

В реальности, конечно, сохраняются какие-то остатки цивилизации в рассмотренном мною смысле. Но они перестали быть важными актерами исторической сцены. На их место пришли другие актеры. И среди них – организованные новыми средствами и умело манипулируемые огромные массы людей, порою даже не подозревающих о том, в каких социальных спектаклях они фигурируют.

В этих условиях уже бессмысленно говорить о каком-то противостоянии цивилизаций, а тем более даже – о какой-то цивилизационной войне.

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2018
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.