Старики

Кто будет жить до 100 лет? Все или только избранные? Главная опасность для человечества не атомная бомба, а избыточное население и чрезмерная долгота жизни. Старики заполонили планету — нет в мире ничего опаснее стариков.
Старики в забегаловке. Расказы стариков.
Рассказ о судьбе двух курсантов в начале войны. Кража занавеса с портретом Сталина из клуба.

 

Продолжительность 12 мин :: Размер 2,8 Mb
Заставка «Главное, ребята, сердцем не стареть» (фрагмент)

 

Сегодня выходной и погода неплохая, а настроение вдруг упало ниже среднего и даже плохого. Почему? — трудно сказать. Возможно, вид человеческой толпы, много людей, слишком много. Вспоминаю вчерашнюю телевизионную передачу об успехах геронтологии — обещают продлить жизнь людей до ста лет уже при жизни нынешнего поколения. Как Хрущёв обещал, что «Нонешнее поколение будет жить при коммунизме» — это его слова. Что считать нынешним поколением, и кто будет жить до ста лет? Все или только избранные? И отдают ли себе отчёт эти прогрессивные идиоты в том, к каким последствиям приведёт такое продление жизни?

Главная опасность для человечества — не атомная бомба, а сами невооружённые люди, то есть, избыточное население и чрезмерная долгота жизни. Люди нарушили некие социобиологические законы: хилые дети выживают, больные десятилетиями тянут существование, старики живут необычайно долго. Старики заполонили планету. Нет в мире ничего опаснее стариков. Они глупы, бездарны, обладают непомерной самоуверенностью и самомнением. Все мерзости в современном мире — суть дело рук стариков.

Пока число людей в мире не сократится по крайней мере вдвое, а продолжительность жизни — по крайней мере на двадцать лет, ничего хорошего не будет. Будет только ещё хуже. И, в конце концов, пойдут в ход все те изобретения стариков, которые единственно способны уполовинить население и урезать продолжительность жизни. Впрочем, молодёжь теперь по степени опасности начинает конкурировать со стариками. Она не довольна всем, она не хочет работать, всё хочет иметь — всё без труда и сразу.

С такими мрачными мыслями я вошёл в забегаловку. Её оккупировала группа стариков — отмечали какую-то юбилейную дату. В одном из них я узнал соседа по дому. Увидев меня, он пригласил присоединиться к ним. Я принял приглашение. Старики уже были на взводе. Они вспоминали свою молодость, которая проходила в военные годы. Но вспоминали они не боевые эпизоды, а пьянки. Впечатление от их воспоминаний складывалось такое, будто вся война была сплошной пьянкой. И что это были за пьянки! Можно подумать, будто весь талант и героизм великого русского народа ушёл не на бои, а на попойки и самоволки к бабам.

Чтобы хоть чуть было жить интересней,
С градусом жидкость учися лакать,
Слезу выжимать запрещённою песней,
Под носом начальства к девчонкам тикать.

Учись сачковать от нарядов на кухню,
Старшин обходить стороной за версту.
Придётся зубрить — на уроках не пухни,
И, са́мо собой, спать учись на посту.

Наплюй на награды — к чему нам медали,
Поверь мне, не сто́ят железки возни.
Чины и нашивки в гробу мы видали,
А в гроб, как известно, кладут и без них.

Настанет черёд — нам с тобою прикажут
Топать вперёд разумеется «За…»
Мы побредём бормоча: «Матерь вашу…» —
И мы упадём, не закрывши глаза.

В их рассказах было что-то детски наивное и трогательное, и мне не было скучно. Один рассказ произвёл на меня сильное впечатление. В правдивости его невозможно было усомниться.

Ещё перед войной с Германией Витька Лесников окончил школу в маленьком городишке Костромской области и был призван в армию. Шла интенсивная подготовка к войне. Ребят со средним образованием стали направлять в военные училища, где требовалось образование. Витька попал в авиационное училище. Это было уже в начале войны. Учился хорошо, был образцовым курсантом, благодарности получал, по увольнительным в город стал ходить. С этого и началось.

Курсантам кое-какие деньжонки платили. В первый же поход в город они их пропили. Появились знакомые бабы. Пошли самовольные отлучки. Конечно, выпить захотелось, по мелочи. Стали кое-какие вещи из училища тянуть. Оказалось, что не они были первыми, так поступали и их предшественники.

В училище был свой клуб, а в зале на сцене висел занавес из красного бархата. На одной его половине был вышит золотом портрет Ленина, а на другой — Сталина. Идея похитить занавес, продать бабам на платья, а вырученные деньги пропить — возникла в голове Володьки Кузнецова, курсанта, рано созревшего во всех отношениях: в отношении женщин, пьянства, добывания средств на сладкую жизнь незаконными путями.

И вот когда Витька стоял на «часах» у клуба, а Володька у знамени училища, Володька проник через отопительную систему в клуб и унёс половину занавеса. Вторую половину пришлось оставить по чисто техническим причинам — было неудобно протаскивать через дыры в трубы. Унёс он ту половину, на которой был вышит Сталин — это была грубая ошибка, так как из-за Ленина происшествие не было бы таким скандальным. Пропажу обнаружили только через неделю. А за это время караул сменился много раз — поди узнай, в какой смене произошла кража. И кто знает, может быть её совершили вольнонаёмные или сами работники клуба.

В помощь Особому отделу училища прислали чекистов из военного округа. Была активизирована армия стукачей. А между тем, занавес уже был в работе. То есть, расчленён на множество кусков, портрет Сталина был распущен, золотые нити были смотаны в клубки, тоже предназначенные для обмена на спиртное. Витька и Володька продолжали отлично выполнять свой воинский долг, предвкушая предстоящие обильные выпивки с обильной закуской.

Но, как потом сказал политрук училища, замысел преступников был построен на песке. Слух о происшедшем в авиационном училище распространился по городу. Женщина, купившая первую порцию занавеса, поделилась секретом с подругой, та разболтала об этом всем своим знакомым. Таким путём слух достиг ушей осведомителей Особого отдела училища. Когда Витька и Володька понесли пропивать второй кусок занавеса, их схватили с поличным. Прежде чем их судить, политрук приказал им принести все куски занавеса, сшить их так, чтобы из зала заметно не было и восстановить портрет Сталина. За это политрук обещал снисхождение.

Целую неделю ребята сшивали занавес, сидя на гауптвахте. С этой частью задачи они справились великолепно. Сам политрук похвалил их. Со второй частью — с восстановлением портрета Сталина — дело обстояло сложнее. Никакими способностями в изобразительном искусстве ребята не обладали. Самое большее, что мог рисовать Витька, это чёртики и схематичные человечки, которых он от скуки чертил в школьных тетрадях. Володька же мог рисовать лишь порнографические сцены на стенах нужников. Для воссоздания портрета Сталина, да ещё для вышивания его золотой нитью на алом бархате, — этого, конечно, было явно не достаточно. Но выхода не было. Ещё целую неделю ребята трудились, чтобы придать занавесу прежний вид.

Политрук, принимавший работу, в темноте толком не разглядел его качество, и на радости, что занавес вновь станет украшением клуба, пообещал ребятам снизить наказание до года штрафного батальона с последующим возвращением в училище, если они искупят вину кровью или уцелеют.

Радость ребят и политрука была, однако, преждевременной. Когда занавес торжественно водрузили на место, собравшиеся на церемонию остолбенели. Сталин был вышит таким образом, что даже страх наказания не мог удержать собравшихся от хохота. Лишь рьяной голос начальника Особого отдела остановил веселье.

Судьба ребят была предрешена. Военному трибуналу потребовалось всего три минуты, чтобы приговорить их к расстрелу за самое страшное преступление, включая предательство Родины. Ребятам предложили признать вину, покаяться, и просить об отправке на фронт. Володька об отправке на фронт попросил, но категорически отверг обвинения в намерении дискредитировать товарища Сталина, и тем самым нанести ущерб обороноспособности страны. Его расстреляли. Витька же сделал так, как ему было велено. Попал в штрафную часть, был ранен, после госпиталя вернулся в училище и окончил его, и всю войну затем воевал в качестве лётчика.

— Смелый парень был этот Володька, — сказал я.
— Дурак он был, — сказал старик, — погиб ни за что. Это теперь, задним числом вы обо всём можете судить, что было морально, а что нет. А тогда самый последний болван понимал, что так надо было сделать.

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2018
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.