Пьянство. Введение.

Введение к циклу передач о пьянстве. Рассказчик и автор — Александр Зиновьев, знаменитый российский логик, социолог, писатель, художник. «Пьянство» — сборник, блестяще продолжающий жанр социологического романа, начатый «Зияющими высотами». Живой и яркий рассказ автора.
Слушайте! Выпивайте! Но не становитесь алкоголиками!

 

 

 

От автора

Серия отрывков из книги, которая называется «Пьянство». Книга эта — в какой-то мере и социологическое исследование, в какой-то — просто собрание историй по поводу пьянства. Ну, это уже сами читатели должны решить, к какой категории отнести. Я отношу это к категории социологических романов, рассказов, поэм; в общем, это тот жанр, который я изобрёл с «Зияющими высотами».

Предисловие

Русское пьянство обычно смешивают с алкоголизмом. Конечно, оно связано с употреблением алкогольных напитков: многие пьяницы становятся алкоголиками. И всё же, русское (подчёркиваю — именно русское, а не любое) пьянство — есть явление качественно отличное от алкоголизма. Отличное до такой степени, что я ещё полвека назад в ответ на официальное заявление, что алкоголизм погубит Россию, это было в период очередной антиалкогольной кампании, высказал утверждение: «А пьянство спасёт её!» Высказал в шутку в одной пьяной компании, но в этой шутке была доля серьёзности. В этой работе я хочу рассказать о ней.

Я вступил в братство (именно в братство, а не в ряды) русских пьяниц в послевоенные годы. Слово «русских» тут имеет не этнический смысл. В наших выпивальных компаниях принимали участие не только этнически русские, но и евреи, и татары, и грузины, и укра́инцы, и представители других народов. Но все они при этом пили именно по-русски. Так что этот тип пьянства можно с полным правом считать русским вкладом в мировую выпивальную культуру.

Местом наших попоек была Москва. Причём, не где-то на окраине, а в её самой оживлённой части: самый центр, важнейшие сходящиеся к центру или проходящие неподалеку магистрали, окружение станций метро, вокзалы, парки, рестораны, кафе, столовые, закусочные, киоски и так далее. Иначе говоря, места, где было сконцентрировано большое число питейных точек. Расстояния между ними были незначительными или, с тогдашним дешёвым транспортом, легко преодолимыми.

Алкогольные напитки были сравнительно дёшевы и практически доступны в любое время. Достаточно сказать, что даже самые лучшие рестораны днём работали как обычные столовые. И даже в самые свирепые антиалкогольные кампании можно было в самых «трезвых» местах нелегально приобрести алкогольные напитки. Мне, например, приходилось многократно выпивать в компаниях в Доме журналистов, в Доме учёных, в ресторане «Националь», в ресторанах гостиниц «Москва», «Прага», «Пекин» и многих других. Среда выпивающих: студенты, аспиранты, научные работники, преподаватели высших учебных заведений, журналисты, художники, артисты, работники аппарата власти (включая партийный аппарат и органы государственной безопасности). Одним словом — образованные люди, в основном молодые. Они нормально работали, добивались успеха, делали карьеру. Пьянствовали, можно сказать, без отрыва от производства, то есть, в течение рабочего дня или вскоре по окончании работы. Это были дневные и вечерние пьяницы. Конченые и опустившиеся личности среди них были исключением. Некоторые становились медицинскими алкоголиками. Они, конечно, большую карьеру сделать не могли, но работали и обзаводились семьями.

Причиняло ли пьянство нам зло? — конечно, причиняло, и не малое. Вместе с тем и добра от него мы имели много. И трудно сказать, чего больше. Причём зло со временем оборачивалось добром, а добро — злом. Так что, дать однозначную оценку пьянству я не могу. Став профессиональным исследователем социальных явлений, и наблюдая употребление алкоголя как социальный объект огромного масштаба, я, в конце концов, отказался от оценки его в категориях добра и зла.

В самом деле — употребление алкоголя миллионами и миллиардами людей по масштабам и по влиянию на жизнь человечества сопоставимо с производством и использованием автомашин и самолётов. Общеизвестно, какое огромное зло приносит это человечеству во многих аспектах жизни. Но никто не оценивает эти изобретения человечества на этом основании как абсолютное зло. Ибо польза от автомашин и самолётов — несомненна, и человечество вряд ли откажется от них в обозримом будущем.

Русское пьянство возникло как компонент образа жизни некоторой части советских людей в условиях послевоенных годов. Оно было проявлением ослабления сталинизма и, в свою очередь, способствовало десталинизации страны. Именно в этой среде в эти годы возник интеллигентский фольклор, критический по отношению к советской социальной системе. Я в нём принимал самое активное участие: сочинял (как правило, импровизировал) сатирические и шутливые стихи, а также анекдоты, афоризмы, байки и языковые выражения, которые воспринимались как издёвка над советским образом жизни.

В эти годы я разработал моё учение о житии, то есть о поведении в условиях общества коммунистического типа. Мои знакомые и ученики называли его в шутку «зиновьйогой», а входившую в неё часть, касающуюся пьянства, называли (точно так же в шутку) «пьянологией». Поскольку это происходило в советские годы, то о публикации результатов этого творчества и речи быть не могло. Более того — нельзя было даже признаваться в своём авторстве. Кое что я начал публиковать в контексте литературных произведений лишь в 1976 году начиная с «Зияющих высот». Специально теме пьянства была посвящена значительная часть стихов, вошедших в книгу «Евангелие для Ивана», опубликованной на Западе в 1984 году.

В связи с горбачёвской антиалкогольной кампанией я по заказу одного западного издательства в 1989 году написал книгу «Веселье Руси», полностью посвящённую теме русского пьянства. По-русски она, может быть, будет напечатана в ближайшие годы впервые. В предлагаемом вниманию читателя тексте проблемы пьянства рассматриваются в том виде, в каком пьянство сложилось в советские годы. Рассказ ведётся от имени русского человека, ставшего пьяницей по зову души. Его рассказ относится к времени, когда в России началась самая грандиозная антиалкогольная кампания — горбачёвская. Она началась с маниакальным намерением превратить советский социальный строй в социализм «с человеческим лицом». А кончилась крахом не только этого строя, но и самой России. Целились в коммунизм, а попали в Россию — этот итог горбачёвской перестройки я констатировал уже тогда в 1989 году.

Читатель ни в коем случае не должен воспринимать этот рассказ как оправдание и даже как восхваление пьянства. Это, скорее, крик души человека, оказавшегося в безвыходном положении в условиях тех лет. Его рассказ — есть фактически описание этих условий в том виде, как они проявлялись через пьянство.

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

© AZ, 2009 - 2018
Сайт подготовлен при финансовой поддержке РГНФ № 09-03-12124в.